Протечка в ванной по вине соседей


Требование истца

К.а О.М. обратилась в суд с названным иском, мотивировав свои требования тем, что 19 апреля 2016 года произошел залив принадлежащей ей на праве собственности квартиры по адресу: ******.

Причиной залива послужило нарушение герметичности трубопровода системы горячего водоснабжения (далее – ГВС) в вышерасположенной квартире № *****, собственником которой является А.а Т.П., что подтверждается составленными представителями ГБУ «Наименование организации» актами и выпиской из журнала заявок населения. Сумма причиненного ущерба составила 55 477, 30 руб., которую истец просит взыскать с А.ой Т.П., а также расходы по оплате услуг оценки в размере 8 000 руб., расходы по оплате юридических услуг в размере 10 000 руб., расходы по оплате государственной пошлины в размере 2 104, 32 руб.

В судебном заседании представитель истца К.ой О.М. по доверенности К. И.М. на удовлетворении заявленных требований настояла по доводам, изложенным в исковом заявлении. В ходе судебного разбирательства поясняла, что течь в квартире истца началась 19 апреля 2016 года и продолжалась до следующего дня. Приходивший по вызову утром 19 апреля слесарь-сантехник ГБУ «Наименование организации» изначально предположил, что протечка случилась из-за течи манжета на стиральную машинку в квартире № *******; неисправность была сразу устранена. Однако по возвращении домой вечером того же дня супруг К.ой О.М. обнаружил, что течь продолжается с большей интенсивностью. Поднявшись в квартиру № *****, при визуальном осмотре ванной комнаты, следов протечки выявлено не было.

На пульт диспетчера была подана очередная заявка о протечке. Пришедший слесарь-сантехник управляющей компании заявил, что течи нет, а имеет место «остаточные явления», всему виной лужа под раковиной у жителей квартиры № ****. Поскольку течь в квартире истца, а также в вышерасположенной квартире № ****** не прекращалась, была вызвана аварийная служба, мастера которой сообщили о перекрытии стояка холодного водоснабжения (далее – ХВС). Однако и после этого течь в квартире К.ой О.М. продолжилась.

Утром 20 апреля 2016 года прибывшей бригадой аварийной службы было отключено ГВС на подъезд, а впоследствии была зафиксирована течь разводки трубопровода ГВС из металлопласта замурованной в стену ванной комнаты квартиры № ******.

Таким образом, причиненный ущерб подлежит взысканию с собственника указанной квартиры, ввиду явного нарушения прокладки трубопровода ГВС из металлопласта, который был замурован в стену ванной комнаты, вследствие чего не представлялось возможным своевременно установить причину протечки и устранить её, и как следствие – избежать причинения ущерба нижерасположенных квартир.

Ответчик А.а Т.П. в судебное заседание не явилась, извещена надлежащим образом. В ходе судебного разбирательства представила возражения относительно заявленных требований, согласно которым причиной течи в квартире истца послужило выпадение манжета на стиральную машинку в квартире № ****.

Все лица, связанные с событиями протечки воды, имевшей место в период с 19 по 20 апреля 2016 года, указывали на то, что нижерасположенные квартиры заливала холодная вода, и сотрудниками аварийной службы предпринимались меры к перекрытию стояка ХВС.

За весь период поиска причины протечки воды доступу в квартиру № ***** никто не препятствовал. 20 апреля 2016 года при осмотре квартиры № ***** признаков затопления обнаружено не было, однако впоследствии была обнаружена и устранена течь подводки ГВС.

После замены труб 22 апреля 2016 года, со слов слесарей, течь продолжилась, работу по устранению неисправностей было решено продолжить ещё и 25 апреля.

Таким образом, трещина в трубе в ванной комнате квартиры № **** не состоит в причинно-следственной связи с причинением ущерба собственнику нижерасположенной квартиры № *****. Следов течи в квартире № ***** обнаружено не было.

Между тем, трещина в трубопроводе в квартире № ***** могла возникнуть в результате гидравлического удара вследствие неоднократных отключений и включений ГВС и ХВС. Более того, квартира была приобретена в собственность с использованием кредитных денежных средств, выданных ПАО Сбербанк, 04 августа 2015 года и никакого переоборудования разводки трубопроводов системы ГВС и ХВС не осуществляла. Квартира находится в залоге Банка.

В связи с тем, что коммунальные службы должны контролировать состояние инженерных коммуникаций в каждой квартир, представители управляющей компании должны проводить проверку состояния инженерных систем и при выявлении неисправности своевременно их устранять, для профилактики аварийных ситуаций, вред, причиненный некачественным оказанием услуг по содержанию жилья, должен быть возложен на Управляющую компанию – ГБУ «Наименование организации».

Помимо прочего, представленное К.ой О.М. экспертное заключение является порочным. Составивший его эксперт не предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения; оценка стоимости причиненного ущерба производилась без учета износа оцениваемых объектов; экспертиза проводилась без участия А.ой Т.П., как предполагаемого виновника; К. И.М., фактически проживающая в квартире № ******, не допустила А.у Т.П. в неё во время проведения экспертизы, которая продолжалась более 3,5 часов.

Приведенные обстоятельства вызывают сомнения в объективности содержащейся в экспертном заключении информации. Сумма ущерба явно завышена.

Представители ответчика - ГБУ «Наименование организации» по доверенности С. В.П. и С. А.А. в судебном заседании против удовлетворения заявленных к управляющей компании требований возражали, пояснив, что залив квартиры истца произошел по причине течи квартирной разводки ГВС в санузле квартиры № ****.

Квартирная разводка представляет собой систему трубопровода после отключающего устройства, то есть не входит в зону ответственности управляющей компании. Таким образом, вина в нанесении повреждений отделке квартиры № ***** отсутствует.

Составление двух актов пояснили наличием двух вызовов, при этом акт о причинах течи в результате протека гофры в квартире № **** был составлен по записям ОДС. В свою очередь, причиненный квартире № **** ущерб в таком размере не мог возникнуть в результате обнаруженной неисправности в квартире № ******, что явилось лишь совпадением. В действительности ущерб причинен в результате течи разводки трубопровода ГВС из металлопласта замурованной в стену ванной комнаты квартиры № ******, которая была обнаружена не сразу, и для обнаружения которой пришлось ломать стену.

Выводы суда по делу

Разрешая спор, суд первой инстанции руководствовался положениями статей 15, 1064, 12, 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Судом установлено, что в период с 19 по 20 апреля 2016 года имела место протечка воды в доме по адресу: ******, в результате которой был причинен ущерб квартире № ******, собственником которой является К.а О.М.

19 апреля 2016 года в диспетчерскую службу неоднократно поступали вызовы жильцов указанной квартиры, что подтверждается выпиской из журнала заявок населения. Прибывшим по утренней заявке слесарем-сантехником было обнаружено, что в вышерасположенной квартире № **** выпала манжета на стиральную машинку; неисправность была устранена на месте.

Согласно поступившему в 16.50 того же дня в диспетчерскую службу вызову течь в квартире № ****** не прекратилась. Прибывшим по заявке слесарем-сантехником было обнаружено, что в квартире № 261 под раковиной с тумбой (мойдодыр) образовалась лужа воды, которую жильцам квартиры было предложено устранить самостоятельно. Иные меры не предпринимались.

В связи с не прекращавшейся течью в 20.55 часов была вызвана аварийная служба, работниками которой был перекрыт стояк ХВС.

20 апреля 2016 года в диспетчерскую службу поступил очередной вызов жильцов квартиры № ******* с жалобами на не прекратившуюся течь. Прибывшими по заявке работниками аварийной службы были приняты меры по отключению ГВС по подъезду. В результате проведенных мероприятий по установлению причины аварии было зафиксировано, что в вышерасположенной квартире № ****** имела место течь разводки трубопровода ГВС из металлопласта замурованной в стену ванной комнаты.

Указанные обстоятельства подтверждены также Актами обследования квартиры               № *****, подготовленными представителями ГБУ «Наименование организации».

Согласно составленному акту, по записи на ОДС-1 от 19 апреля 2016 года причиной течи явилась выпавшая манжета на стиральной машинке в квартире № *****.

Как следует из второго акта б/н, подготовленного комиссией в составе инженера ПТО А. Г.Л., ведущего мастера РЭУ-1 П. А.В. с участием жильца квартиры № ******, причиной аварии и, как следствие, причинением повреждения жилого помещения явилась течь квартирной разводки на системе ГВС в санузле квартиры № ****.

Поскольку согласно представленной справке от 17 августа 2017 года А. Г.Л., П. А.В. и слесарь-сантехник С. М.Ф. в настоящее время в ГБУ «Наименование организации» не работают, опросить их по обстоятельствам подготовленных актов не представилось возможным.

Между тем, в судебном заседании были допрошены в качестве свидетелей М.О.М. - слесарь-сантехник и М. П.А. - слесарь аварийной службы.

В судебном заседании М. О.М. пояснил суду, что приходил по вызову в связи с протечкой в 8 подъезд в доме по адресу: ****. Осматривал квартиру № *****, затем поднялся в квартиру № ***** и обнаружил воду под тумбочкой в ванной комнате. Жильцы квартиры протерли пол, течи не было. В квартире № **** визуально течи не было обнаружено, трубы в квартире убраны в стену. Впоследствии ему стало известно, что течь была по трубам из квартиры № ****, но это было установлено работниками аварийной службы. На вопрос о том, могла ли обнаруженная в квартире № **** лужа воды служить причиной залива квартиры № *****, свидетель пояснил, что залив нижерасположенных квартир в таких объемах мог произойти только в результате течи труб в квартире № *****.

Допрошенный в судебном заседании М. П.А. относительно имевшей место протечки воды в доме по адресу: *****, сообщил суду, что изначально было обнаружено, что в квартире дома № ****** текла подводка к стиральной машинке; перекрыли в квартире ХВС и уехали. Впоследствии поступил повторный вызов. Прибыв по вызову, обнаружили, что в квартире № ***** сухо, а в вышерасположенной квартире № ***** – сыро. В ванной комнате была установлена перегородка, течь была за стеной. Стену разломали и обнаружили сильную течь ГВС. Замурованные в стену трубы в квартире № **** были полипропиленовыми, что свидетельствует о том, что они были установлены собственником квартиры самостоятельно, и в зону ответственности управляющей компании это не входит. На вопрос о том, могла ли обнаруженная в квартире № ***** лужа воды служить причиной залива квартиры № *****, свидетель также пояснил, что ущерб причинен только в результате течи труб в квартире № *****.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из установленного факта, что причиной залива послужила протечка подводки горячего водоснабжения в ванной комнате квартиры № *****. При этом судом указано на то, что данное обстоятельство    подтверждается экспертным заключением № 6-02-2016 от 24 июня 2016 года, подготовленным ООО «Центр судебных и негосударственных экспертиз «ИнвестЭкспертСтрой» по инициативе истца, согласно выводам причиной затопления квартиры № *****, расположенной по адресу: **** является протечка подводки горячего водоснабжения в ванной комнате квартиры № ******, выполненной из ПВХ труб поверх отделочного слоя из керамической плитки.

С учетом установленных обстоятельств, суд приходит к выводу, что именно течь труб в квартире по адресу: ******, состоит в причинно-следственной связи с причинением ущерба квартире К.ой О.М.

Разрешая вопрос об ответственности за причиненный вред, суд исходил из следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 161 ЖК РФ управление многоквартирным домом должно обеспечивать благоприятные и безопасные условия проживания граждан, надлежащее содержание общего имущества в многоквартирном доме.

Управляющей компанией в д.*** по ул.***** в г.***** является ГБУ «Наименование организации».

Согласно ч.1 ст.36 ЖК РФ, к общему имуществу в многоквартирном доме относятся, в частности, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения.

Согласно Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства РФ № 491 от 13.08.2006г., определен состав общего имущества, которое включает в себя механическое, санитарно-техническое и иное оборудование, обслуживающее более одного жилого и (или) нежилого помещения (квартиры). В частности п.5 названных Правил предусматривает, что в состав общего имущества включаются внутридомовые инженерные системы холодного и горячего водоснабжения, состоящие из стояков, ответвлений от стояков до первого отключающего устройства, расположенного на ответвлениях от стояков, указанных отключающих устройств, коллективных (общедомовых) приборов учета холодной и горячей воды, первых запорно-регулировочных кранов на отводах внутриквартирной разводки от стояков, а также механического, электрического, санитарно-технического и иного оборудования, расположенного на этих сетях.

Поскольку судом было установлено, что причиной залива квартиры истца явилась течь разводки трубопровода ГВС из металлопласта, встроенного в стену ванной комнаты квартиры № *****, что в свою очередь находится за пределами первых запорно-регулировочных кранов на отводах внутриквартирной разводки от стояков, а собственником квартиры  № ****** является А.а Т.П., в силу статей 210 ГК РФ, 30 ЖК РФ ответственность за причиненный ущерб может быть возложена на собственника жилого помещения – А.у Т.П., при этом доказательств вины ГБУ «Наименование организации» в причиненном ущербе не установлено.

Определяя размер ущерба, подлежащий взысканию с ответчика в пользу истца, суд первой инстанции принял во внимание экспертное  заключение № 6-02-2016 от 24 июня 2016 года, подготовленное ООО «Центр судебных и негосударственных экспертиз «ИнвестЭкспертСтрой», согласно которому общая стоимость восстановительного ремонта по устранению дефектов, возникших в результате затопления квартиры № 253, составляет 45 435, 30 руб.; примерная стоимость мебели, которой, в результате залива был причинен ущерб, составляет 10 042 руб.

При таких обстоятельствах, суд взыскал с А.ой Т.П. в пользу К.ой О.М. сумму причиненного ущерба в размере 55 477,30 руб.; расходы по проведению экспертизы в размере 8 000 руб., 2 104,32 руб. – расходы по оплате государственной пошлины и 10 000 руб. – расходы по оплате юридических услуг с учетом принципа разумности (судебные расходы и издержки, связанные с рассмотрением дела, подлежат взысканию с ответчика на основании ст.ст.88, 94 и 98 ГПК РФ).

Несогласие заявителя с экспертным заключением, было заявлено в суде первой инстанции, являлось предметом исследования, оценки суда и мотивированно отклонено, что отражено в обжалуемом судебном постановлении.

Ссылка в жалобе на то, что сведений о том, что эксперт З. является оценщиком, не имеется, не может быть принята в качестве основания к отмене решения, поскольку как было указано судом, принимая во внимание экспертное заключение, составлено данным экспертом, им было указано на отсутствие сомнений в компетентности специалистов экспертной организации. Кроме того, как следует из содержания экспертного заключения, к нему приложены документы об образовании эксперта.

Указание в жалобе на то, что А.ой Т.П. не предоставили возможность участвовать в проведении осмотра квартиры, опровергается установленными судом обстоятельствами, согласно которым экспертом в присутствии А.ой Т.П. проводился осмотр квартиры № *****, по результатам которого был составлен Акт, и в который ответчик внесла имеющиеся у неё замечания. Впоследствии они были учтены экспертом при подготовке заключения.

Доводы жалобы о том, что судом не приведены мотивов, по которым за услуги представителя взыскано 10000 рублей, по существу сводятся к несогласию с оценкой, данной судом установленным обстоятельствам, представленным доказательствам и сделанным в этой связи выводам, что не предусмотрено положениями ст.330 ГПК РФ в качестве основания к отмене решения.

Мнение автора апелляционной жалобы о том, что суд не обязал истца передать ответчику поврежденное имущество после оплаты последним его стоимости, что будет свидетельствовать о неосновательном обогащении со стороны истца, не влияют на законность и обоснованность решения. Ответчик не лишена возможности предъявить в указанной части отдельный иск к истцу.

Доводы жалобы о том, что на день осмотра квартиры трубы были заменены, в связи с чем непонятно, как эксперт пришел к выводу о причинах залива, по существу сводится к несогласию с оценкой установленных обстоятельств, представленных доказательств и сделанных в этой связи выводов, которые приведены судом с изложением необходимых мотивов, обоснованы ссылками на нормы права, регулирующие спорные правоотношения сторон применительно к установленным фактическим обстоятельствам спора.

Указание в жалобе на то, что суд не назначил экспертизу на предмет определения причины залива, не может повлечь отмену решения суда первой инстанции в апелляционном порядке. Как следует из замечаний на протокол судебного заседания от 01 марта 2017г., удостоверенных судом, А.ой Т.П. предлагалось поставить вопрос о назначении по делу судебной экспертизы, однако от проведения экспертизы ответчик отказалась, ходатайств не заявила ни по определению причины залива, ни по определению стоимости восстановительного ремонта.

Ссылка в жалобе на то, что нет прямых доказательств, что вода с 4 этажа, минуя 3, затопила квартиру истца на 1 этаже, сводится к оспариванию выводов суда по существу приведенных сторонами доказательств, которым, как следует из материалов дела и содержания оспариваемого решения, дана оценка в их совокупности и взаимосвязи друг с другом по правилам ст.67 ГПК РФ.

Доводы жалобы о том, что А.ой Т.П. был подан встречный иск, о котором судом не указано, несостоятельны, поскольку как следует из материалов дела (л.д.179) судом вынесено определение от 21 сентября 2017 года об отказе в принятии встречного иска.

Ссылка в жалобе на то, что суд необоснованно не принял во внимание медицинские документы, по которым ответчик не могла присутствовать в судебном заседании, несостоятельна, поскольку как следует из материалов дела (протокол судебного заседания Люблинского районного суда г.Москвы от 21 сентября 2017г. - л.д.175-178), ходатайство ответчика было поставлено судом на обсуждение участников процесса и разрешено с учетом их мнения. Выводы суда в данной части изложены с приведением необходимых мотивов в тексте протокола судебного заседания.

В целом доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали изложенные выводы и выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном толковании норм материального и процессуального права, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые привели или могли привести к неправильному разрешению данного дела, судом не допущено.

Источник: Единый портал судов общей юрисдикции г. Москвы

 

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

Канал в Яндекс.Дзен
соседи-затопили.рф 2018-2020